Братья по оружию (памятники домашним животным, погибшим за человека в боях)

  • 261726357_b9520ac080
  • 261726354_025e4f8eea
  • 261726351_fe98c9972e
  • 261733172_82d180eb35
  • 261733173_a6fea508ff_1
  • 261733177_f9d5edeff5
  • 26

В Лондоне на Парк-лейн находится монумент животным, погибшим в боях за Англию и её союзников. Надпись на монументе :

«Many and various animals were employed to support British and Allied forces in wars and campaigns over the centuries and as a result, millions died. From the pigeion to the elephant, they all played a vital role in every region of the world in the cause of human freedom. Their contribution must never be forgotten. This monument was unveiled on the 24th of November 2004 by HRH the Princess Royal, patron, the Animals in War Memorial Fund.»

 

“Животным на войне. Этот памятник посвящен всем тем животным, которые сражались и погибали вместе с британскими военнослужащими и их союзниками во все времена. У них не было выбора”.

Мемориал , открытый 24 ноября 2004 AD, увековечил память братьев по оружию, с которыми британцы и их союзники, веками одерживали победы или разделяли горечь поражения.

Его создал известный английский скульптор David Backhouse. На памятнике изображены лошади, слоны, быки, собаки, мулы, голуби. У каждого изображения был свой исторический прототип, воевавший за GB UK. В том числе и спаниель Бастер, обнаруживший склад взрывчатки во время Иракской войны. За это он был награжден медалью Дикин. Мемориал открыт под патронажем принцессы Анны.

ослики

В сражениях в Крыму и на Северном Кавказе самые тяжёлые грузы таскали выносливые ослики. И не только снаряды, провизию, брёвна для блиндажей, но и раненых. Причем ослики оказались очень сообразительными и приспособленными для войны. Подвижные и относительно миниатюрные, они шустро бегали по траншеям и были почти неуязвимы для вражеских пуль — за исключением длинных ушей. Однако, что удивительно, вскоре они сами научились их прижимать. Вид “окопного” ослика с робко прижатыми ушами был очень трагичным и трогательным!

памятник осликам, погибшим на войне

 

И даже одно насекомое принимало участие в войне. И хотя оно никого не кусало, ничего не уничтожало и не служило в разведке или связи, его скромный вклад в победу был справедливо вознагражден. На  мемориале в честь животных-героев изображены крошечные светлячки, при свете которых — собранных в стеклянную бутылку — британские солдаты в окопах и блиндажах Первой мировой читали письма из дома и планировали на картах сражения своей победы…

Лошадь

Именно лошадь сделала войну масштабной, и человечество от локальных стычек пеших отрядов перешло к грандиозным военным походам. При этом она страдала и погибала на войне гораздо чаще человека, а отношение к ней было не всегда гуманным. Однако, говорят, уже в Pax Romana существовали лазареты, где могли подлечить и вернуть в строй лошадь, получившую рану или травму.

Лошадь оставалась основной тягловой силой армии даже с наступлением эры техники.

В составе Красной Армии на начало войны находилось без малого два миллиона лошадей — но их все равно катастрофически не хватало. И тогда на войну мобилизовали других копытных “грузчиков”.

Говорят, что 22 июня 1941 AD передовые отряды гитлеровской коалиции въехали в СССР не столько на бронетранспортерах и автомашинах, как это изображается в художественных фильмах, сколько на телегах. В составе только одной немецкой пехотной дивизии было около 5 тысяч лошадей, которых обслуживали около 350 работников ветеринарной службы.

Всего же с 1939 по 1945 AD в германской армии использовалось около трёх миллионов лошадей и мулов, из которых более полутора миллионов умерли от болезней или погибли. И это — армия технически развитой Германии! Что уж говорить о войсках Италии, Венгрии, Румынии, Словакии, Хорватии и других гитлеровских союзников.

Во время Сталинградской битвы для переброски боеприпасов и провианта использовали верблюдов. Они показали себя сильными, неприхотливыми и совершенно бесстрашными животными. Даже слишком бесстрашными: если лошади, заслышав гул самолетов, пытались убежать или норовили забраться в укрытие, то верблюды стояли как вкопанные и хладнокровно жевали свою жвачку.

Там же, где ослы и верблюды не водились, порою приходилось импровизировать. Например, белорусские и русские партизаны приручили и использовали для рейдов по тылам врага… лосей. Необычно, но почему бы и нет? Тем более, что лось был во многом выгодней лошади: его следы не привлекали внимания противника, а с кормом в лесу для лося проблем не было. Партизаны даже полюбили лосиное молоко.

А на самом севере, на Карельском фронте, на выручку нашей 14-й армии пришёл  северный олень. Сквозь пургу, через глубокие снежные завалы и каменные россыпи, олени вывезли с поля боя более десяти тысяч раненых, перевезли сотни тонн военных грузов. Одна проблема только с ними возникла: кроме ягеля, олени ничего не едят, а ягель не всегда был доступен северным интендантам.

памятник оленям

Собаки

В течение тысячелетий собака была привилегированным боевым животным. Их не бросали на убой, а обучали и использовали как профессиональных воинов. Но в ХХ веке всё изменилось. Мировые войны отучили ценить жизнь отдельного солдата, в том числе и четвероного. И тогда были созданы отряды собак-смертников, которые должны были стать живыми минами.

Подразделения собак-камикадзе существовали в Красной Армии до октября 1943 AD и оказались очень эффективными: на их счету около трехсот немецких танков. Но в боях полегло гораздо больше животных, ведь не все успевали броситься под гусеницы и погибали еще на пути к своей цели.

А опасностей было много: вражеские пулеметы и автоматы, взрывы снарядов и даже свои снайперы. Невыполнившая свое задание собака с миной на спине представляла опасность, и если она пыталась вернуться к хозяину, её пристреливал советский снайпер, специально для этого включенный в состав подразделения собак-истребителей.

Такое варварское использование доверия собак показалось очень заманчивым советскому командованию в 1942 AD. Однако долго этот способ работать не мог: немецкие танкисты быстро научились убивать всех собак в поле зрения. Но практику “живых мин” все же в отдельных случаях применяли уже после 1943 AD.

Можно по-разному относиться к этой странице истории. Для кого-то это — гениальная идея, лепта в общую победу, но для многих — один из самых недостойных поступков человека, который направлял четвероного друга на верную смерть с помощью обмана. Дело в том, что собак-камикадзе тренировали так, что они считали, что под танком их ждёт миска с любимым угощением.

памятник собаке

Гораздо больше четвероногих бойцов ценили в  диверсионных отрядах. Там задача собаки заключалась в том, чтобы пробраться к вражескому доту, зданию, цистерне или полотну железной дороги, затем сбросить вьючок с миной — и благополучно возвратиться обратно.

Значительно больше пользы собаки принесли, не уничтожая, а спасая людей. Собаки-санитары массово использовались уже в Первую мировую, а в ВМВ уже никого не удивлял появившийся на поле боя пёс с санитарной сумочкой на спине. Вот из воспоминаний о собаках на войне:

“На фронте встречал много бесстрашных собак. Связной пойнтер полз под пулеметным огнем — носил записки с переднего края на командный пункт. Санитар шотландская овчарка в защитном белом халате (дело было зимой), найдя раненого, ложилась рядом. У неё на спине была корзиночка с едой и водкой, потом она брала в зубы кожаную блямбу, подвешенную к ошейнику, и спешила к санитару, показывала, что кого-то отыскала, вела хозяина к раненому”.

Только в Красной Армии служили 68 тысяч собак. На их счету 200 тысяч доставленных донесений, 680 тысяч спасённых раненых, сотни тонн подвезённых боеприпасов, более 4 миллионов обнаруженных мин.

Мохнатые диверсанты, разведчики, санитары, сапёры и просто добрые друзья или талисманы военных прошли пешком и изъездили на автомобилях, бронетранспортерах и танках тысячи километров, и даже летали на самолетах.

Существовали и собаки-десантники.

Так, британский спаниель Роб за время Второй мировой войны совершил двадцать прыжков с парашютом и принимал участие в десятках операций, за что был награжден медалью Дикин — специальной наградой для животных за боевые заслуги, которую учредила в 1943 году Мария Дикин, основательница благотворительной организации для животных PDSA. За время Второй мировой её получили 18 собак, 3 лошади, 31 голубь и одна кошка.

памятник животным

В течение 3 столетий GB UK достигла размеров, в девяносто один раз превышающих первоначальные размеры метрополии. Такому беспримерному по быстроте и размерам росту Британия обязана духу предприимчивости своих сынов; эта великая империя была создана почти исключительно частною инициативою отдельных лиц – первопроходцев, которых конечно повсюду сопровождали четвероногие друзья.

Co времени Ралейя и Гильберта — знаменитых мореплавателей эпохи королевы Елисаветы — и до искателей приключений, Сесиля Родса и Джемсона, — создание империи являлось делом отважных пионеров.

Английское правительство предоставляло им полную свободу, принимая под свой контроль каждую колонию только после того, как подготовительная чёрная работа исследования и завоевания была в значительной степени исполнена энергией первых колонистов.

Побудительной причиною роста Британии было искание экономических выгод.

По меткому определению Льва Толстого граница Российской империи пролегала по передней луке казачьего седла, вместе с ним она всё дальше отодвигалась от центра.

Таким образом, и территориальная история России есть, в большинстве своём, история её казачьих окраинных земель и их заселения.

Известно, что у Александра Суворова был любимый конь “Мишка”, подаренный ему донскими казаками. На нём великий полководец брал Измаил.

Когда коня ранили и он захромал, будущий генералиссимус отправил его к себе в имение, сообщив старосте письмом, что конь за верную службу “переведен в отставку и посажен на пенсию”

 

Английская (чистокровная) — лучшая в мире верховая лошадь, с которой даже чистокровный араб — теперь величайшая редкость — не может конкурировать в силе, резвости и выносливости.

Главным фундаментом по мужской линии послужили три знаменитых жеребца: турок «Байерлей» и арабы «Дарлей» и «Годольфин».

Родоначальниками по женской линии считаются «королевские кобылы», вывезенные с Востока при Карле II.

Разумным спариванием англичане достигли того, что к концу XVII столетия задача была блестяще решена — эти лошади составили зерно, из которого образовалась порода.

Все, кто пользовался ею в военное время, как, например, М. Д. Скобелев, отзываются о ней более чем благоприятно. Следует заметить, что боевой конь герцога Веллингтона был чистокровный «Копенгаген» (от «Метеора» и «Леди-Касерин»), и герцог оставался на нем под Ватерлоо в течение 18-ти часов.

 

 

Голуби

В годы Второй мировой американец Беррхас Фредерик Скиннер (Burrhus Frederic Skinner, 1904-1990 AD) предложил использовать голубей в изобретенном им устройстве наведения авиабомб. Сложная система должна была размещаться в головной части мощной бомбы и состояла из линз, проецирующих изображение на экран с контактами. Обученные голуби должны были клевать экран, замыкая контакты, которые поворачивали хвостовое рули бомбы — тем самым наводя её на цель. Однако система оказалась совершенно недееспособной.

После войны в GB UK задумались об использовании голубей — незаметных для ПВО противника — для доставки химического или бактериологического оружия.

Авторы идеи утверждали, что почтовый голубь сможет донести смертоносный груз массой шестьдесят грамм на расстояние в триста километров — прямо на чей-то балкон, а может быть даже к окну штаба.

Причем предусматривалось, что такие же “боевые голуби” могут оказаться на вооружении противника — и еще один прожект предлагал создать особые отряды дрессированных ястребов, которые должны были охранять небо родины. Но все это осталось лишь прожектами. А свою боевую славу голуби заслужили доставкой почты — тем, что исправно делали в течение тысячелетий. И люди отметили их подвиг.

Самый естественный и надежный способ военного применения почтовых голубей хорошо себя зарекомендовал в годы Первой мировой войны. Они быстро доставляли в нужное место срочное донесение.

В Первую мировую военные голубиные почты были в армиях всех воющих сторон. Число пернатых почтальонов исчислялось десятками тысяч. Они не только оперативно доставляли сообщения между штабами и подразделениями на фронте, но и пересекали его линию, неся с собой информацию разведчиков, которые, отправляясь на задание, несли с собой в клетках нескольких голубей. Бывало, что голубей забрасывали в тыл к противнику с помощью аэростатов или аэропланов — в специальных корзинках, подвешивавшихся к парашютам.

Эта служба была очень опасной — чужих почтовых голубей отстреливали беспощадно, правда, попасть в них было непросто. А голуби, даже смертельно раненые, упорно пытались добраться до родной голубятни, неся сообщение; и даже, если уже не могли взлететь, то из последних сил ползли по земле.

Один из таких голубей отличился в бою за французский форт Во 2 июня 1915 AD. Защитники форта, окруженные со всех сторон, выпустили его с последней надеждой на помощь — и голубь вовремя принес донесение, хотя по пути попал в газовое облако. За это он был награжден золотым кольцом с надписью: “Героическому защитнику укрепления Во”.

Еще одному голубю-герою за большие заслуги было присвоено звание полковника английской армии. После смерти он был похоронен со всеми воинскими почестями.

В дополнение ещё несколько историй о подвигах домашних животных, спасавших людей ценой своей собственной жизни:

В период Великой Отечественной войны собаки-санитары вынесли на себе с поля боя более 700 тысяч раненых бойцов.
На историческом Параде Победы 24 июля 1945 года были представлены все фронты Великой Отечественной войны, все роды войск. Но далеко не все знают, что на том параде вслед за сводными полками фронтов, полком Военно-морского флота и колоннами боевой техники по Красной площади шли …собаки со своими проводниками.
На том историческом параде за «коробкой» солдат с собаками шел главный кинолог страны подполковник Мазовер. Ему было разрешено не чеканить шаг и не отдавать честь главнокомандующему, поскольку он нес на руках бойца 14-й штурмовой инженерно-саперной бригады — собаку по кличке Джульбарс.
Четвероногий боец принимал участие в боях и разминировании местности на территории Румынии, Чехословакии, Венгрии и Австрии. Там Джульбарс обнаружил 468 мин и 150 снарядов, за что был представлен к боевой награде — медали «За боевые заслуги». Ко дню исторического парада Джульбарс еще не оправился после полученного ранения.

 

В личном деле кроткого колли по кличке Дик записано: «Призван на службу из Ленинграда и обучен минно-розыскному делу. За годы войны обнаружил более 12 тысяч мин, принимал участие в разминировании Сталинграда, Лисичанска, Праги и других городов. Главный подвиг Дик совершил в Павловске».
Это было так. За час до взрыва Дик обнаружил в фундаменте дворца фугас в две с половиной тонны и часовым механизмом.
После Великой Победы легендарный пес, несмотря на множественные ранения, был неоднократным победителем выставок собак. Пес-ветеран дожил до глубокой старости и был похоронен с воинскими почестями, как и подобает герою.
Участник Великой Отечественной войны тюменец Сергей Соловьев в одной из наших встреч рассказывал, как во время боев он нередко был свидетелем подвига четвероногих санитаров: «Из-за плотного огня мы, санитары, не могли пробраться к тяжело раненным однополчанам. Раненым нужна была срочная медицинская помощь, многие из них истекали кровью. Между жизнью и смертью оставались считанные минуты… На помощь приходили собаки. Они по-пластунски подползали к раненому и подставляли ему бок с медицинской сумкой. Терпеливо ждали, когда он перевяжет рану. Только потом отправлялись к другому. Они безошибочно могли отличить живого человека от погибшего, ведь многие раненые находились в бессознательном состоянии. Такому бойцу четвероногий санитар лизал лицо до тех пор, пока он не придет в сознание. В Заполярье зимы суровые, не раз от лютых морозов раненых спасали собаки – они грели их своим дыханием. Вы мне можете не верить, но собаки плакали над умершими…»

 

Хвостатые бойцы Коломенского погранотряда
Среди отступавших порядков Красной армии был отдельный батальон Коломенского пограничного отряда, располагавший
250 служебными собаками. В ходе затяжных боев майору Лопатину было предложено распустить хвостатых бойцов — овчарок. Их нечем было кормить.
Командир ослушался приказа и оставил четвероногих бойцов в отряде. В самый критический момент нескончаемых немецких атак близ села Легедзино, когда он почувствовал, что больше не устоять… послал в атаку собак.
Старожилы села до сих пор помнят истошные крики, панические вопли, лай и рык собак, звучавшие окрест. Даже смертельно раненные четвероногие бойцы не отпускали врага. Не ожидавшие такого оборота, немцы стушевались и отступили. Прошли годы и благодарные потомки 9 мая 2003 года на окраине села установили памятник в честь пограничников и их четвероногих помощников.
И это не единичный случай. Из донесения командующего 30-й армией генерал-лейтенанта Лелюшенко от 14 марта 1942 г.: «В период разгрома немцев под Москвой пущенные в атаку танки противника были обращены в бегство собаками истребительного батальона. Противник боится противотанковых собак и специально за ними охотится».

 

Во время второй мировой войны кошки часто брались на борт субмарин, чтобы служить детекторами чистоты воздуха и предупреждать о газовой атаке.
Но не только этим и предсказаниями бомбёжек они спасали людей.
Но и собственными жизнями.
Известны случаи, когда во время военного голода блокады Ленинграда кошки приносили всю добычу своим хозяевам, а сами погибали от голода.
Кошки своими маленькими тельцами согревали детей, и грели до тех пор, пока не замерзали сами.
И не для кого не секрет, что часто кошки сами становились едой для людей…
Так, в том же блокадном Ленинграде, во время чудовищного голода, были съедены практически все эти пушистые зверьки.
Необходимость в годы войны в кошках была велика — в Ленинграде их практически не осталось,
крысы атаковали и без того скудные запасы продуктов.
В Ленинград привезли четыре вагона дымчатых кошек.
Эшелон с «мяукающей дивизией», как прозвали питерцы этих кошек, надежно охранялся.
Кошки стали очищать город от грызунов.
К моменту прорыва блокады, практически все подвалы были освобождены от крыс.
О возможно, единственном выжившем в блокаду коте – Максиме – ходили легенды.
В дом его хозяев в послевоенное время водили целые экскурсии – все хотели посмотреть на это чудо.
Умер Максим от старости в 1957 году.
Не осталось во время этой чудовищной войны никакого следа от целой обширной популяции немецких карликовых кошек – кенгуровых…
Порода была истреблена вся подчистую…
Для кошек, спасших наибольшее количество человеческих жизней во время военного времени, была учреждена специальная медаль
«Мы тоже служим родине».
Эта награда считается одной из самых почётных в зверином мире.
Правда, кошачьих жизней она, к сожалению, не возвращала…




Читайте также: